Кристина Харлашкина: «В Нью-Йорке у меня не возникло ощущения нового места»

Все свое детство она посвятила бальным танцам, посещала художественную школу, и восхищалась эстетикой сценического и танцевального костюма, а теперь создает вышивку для коллекций именитых дизайнеров. И правда, Америка – страна неограниченных возможностей, но в ней не обойтись без таланта и трудолюбия. Кристина Харлашкина с радостью рассказала о том, как обрела второй дом в 8 000 километров от родного города, и поделилась историей своего творческого пути с порталом The Vmeste.

– Кристина, расскажи, как ты переехала в Нью-Йорк — это была твоя большая мечта, или так сложились обстоятельства?
– Это было скорее случайностью, чем мечтой. Я родилась не в столичном городе, и мои мечты никогда не были связаны с переездом, тем более в Америку. Лишь во время учебы в институте, а скорее во время участия в конкурсах молодых модельеров, у меня укоренилось твердое желание стать fashion-дизайнером. За осуществлением мечты я отправилась учиться в Бельгию.

– Как ты поступила в бельгийское учебное заведение?
– Я закончила Самарский Государственный Архитектурно-Строительный Университет, принимала участие во многих конкурсах по дизайну в Самаре, Москве, Праге, Египте, Китае. Знакомилась и общалась с молодыми дизайнерами со всего мира. Тогда и возникло желание поближе познакомиться с европейской модой, понять в чем заключается ее мировой успех.
Я рассматривала разные варианты учебных заведений, но сделать правильный выбор мне помогла мой педагог по дизайну костюма, которая когда-то упоминала о Бельгийской Королевской Академии Изящных Искусств. Она находится в Антверпене, и знаменита не только концептуальным и креативным подходом к обучению, но и своими известными выпускниками, такими как Dries Van Noten, Martin Margiela и Walter Van Beirendonck.

– Что значит «креативный подход к обучению»? 
– Это было большой школой выживания. Нас погружали в сложную психологическую атмосферу и создавали высокий уровень творческой конкуренции. Таким образом, мы могли выкладываться на максимуме наших возможностей и выдавать самые интересные идеи. Часто студенты, приехавшие из других стран, просто не выдерживали нагрузки и столкновения менталитетов, и не могли адаптироваться. Многие повторяли курс, иногда дважды. Мне посчастливилось закончить обучение за положенные 4 года, но таких счастливчиков было всего 10 из 70, поступивших на первый курс.

– Было сложно оказаться в новой языковой среде?
– Да, для меня было сложно, хотя в Самаре я училась в языковой гимназии, но первые полгода в Бельгии просто молчала. Мне было страшно говорить. Большинство занятий проводилось на английском языке, некоторые – на фламандском. Между собой преподаватели общались на голландском, иногда французском языках. Я понимала материал интуитивно. Приходилось много работать по учёбе и параллельно с этим преодолевать языковой барьер. Я старалась смотреть фильмы на английском и больше общаться с однокурсниками.

– Что ты планировала делать после окончания академии?
– Я хотела работать в Christian Dior. Очень долго пыталась пробиться в эту компанию, но, к сожалению, я не француженка и даже не европейка. В этом смысле Америка мне нравится своим подходом к подбору сотрудников: не важно, кто ты и откуда, если ты талантливый человек, для тебя открыты все дороги. Первый год после окончания Академии работала в совместном проекте Christian Wijnants и бренда Swarovski. Я разрабатывала модели с вышивкой. Затем, была ассистентом стилиста в компании Dries Van Noten. Это был совершенно другой опыт. Сам Dries оказался не только талантливым дизайнером, но и потрясающим бизнесменом – в этом, наверное, и есть секрет его успеха. Он делает творческие, но в то же время очень коммерческие вещи. Мне близка его эстетика. Я проработала с ним всего один сезон, а потом приняла решение сменить место жительства.

– Как это случилось?
– Я вела переговоры с различными компаниями, из разных стран. Однажды, сразу в один день мне поступило два предложения по работе: в Париже и в Нью-Йорке. К тому времени, у меня уже сформировалось четкое понимание работы в Европе, а Америка была для меня далекой и загадочной, и от того — более интересной.

– Когда ты успела завести знакомство с ньюйоркцами?
– В Нью-Йорке уже жил один из моих друзей из Самары. Он меня звал к себе ещё тогда, когда я уезжала учиться в Бельгию, и говорил: «Если не срастётся в Бельгии, приезжай в Америку». Так я и сделала, но через целых 6 лет после того разговора (улыбается).

– Какими были первые впечатления от Нью-Йорка?
– Нью-Йорк меня покорил, хотя здесь у меня не возникло ощущения нового места, было очень комфортно психологически, и такое чувство, будто я приехала домой. Такого легкого ощущения не было нигде. Я гуляла по городу и не понимала, почему мне все кажется знакомым, как будто я здесь уже была. Такое дежавю. Здесь люди открыты к общению и сотрудничеству с иностранцами. Европа в этом плане более консервативна. Я освоилась очень быстро.

– Расскажи о своей первой работе в Нью-Йорке. 
– Один из выпускников моей академии, где я училась, работал на бренд Thom Browne (Нью-Йорк). От него я узнала о возможности трудоустройства в этой компании. Меня взяли в отдел дизайна и вышивки, я работала лично с Daniel Roseberry.
По эскизам, которые создавал Daniel, команда подбирала ткани, создавала новые текстуры и фактуры к каждому силуэту, экспериментировала с принтами, вышивкой и видами плетения. Я непосредственно участвовала в процессе подготовки образцов вышивки, которые затем отправлялись на фабрики: машинная вышивка – в Италию, ручная – в Индию, а некоторые варианты вышивки создавались прямо в Нью-Йорке. Меня всегда захватывал процесс создания сценических костюмов, еще со времен участия в создании костюмов для бальных танцев, поэтому экстравагантность бренда Thom Browne мне до сих пор близка своей эстетикой. Это был очень интересный и запоминающиеся этап в моей карьере. 

– Чем отличалась работа в компании Thom Browne?
– Мне была приятна атмосфера в компании и общение с коллегами, потому что я ощутила контраст между европейским и американским миром моды. В нашей команде были очень милые люди. Они всегда пытались быть вежливыми, не смотря на разногласия и это положительно влияло на атмосферу в коллективе. В Европе во взаимоотношениях «руководитель-подчинённый» всё немного по-другому.

– Чем ты занимаешься сейчас?
– Я работаю в компании, основным направлением которой являются разработка и дизайн вышивки. Мы производим модели одежды для церемоний вручения премий The Oscars, Met Gala, Amy Award. Мы сотрудничаем с такими брендами, как Tom Ford, Carolina Herrera, Oscar De La Renta, Valentino, Burberry. Также, для них мы производим специальные pieces для показов на Неделях Мод в Париже, Лондоне, Нью Йорке. Я разрабатываю образцы дизайна вышивки.
Мне очень нравится видеть мир моды изнутри. Конечно, создание уникального сценического костюма — это более творческий и интересный процесс, чем коммерческие направления. Обожаю экстравагантные наряды еще с детства, когда занималась бальными танцами.

– Что тебе нравится больше: работа на бренд или на себя?
– В работе с брендами в качестве дизайнера сложно то, что ты не имеешь полной свободы для творчества и часто нужно идти на уступки. Воплощение собственной идеи гораздо интереснее, потому что ты хозяин своего творения. Мне гораздо больше нравится создавать свои собственные коллекции и сотрудничать с творческими людьми. Был период, когда я создавала костюмы для бельгийского шоу-балета Red Star Events. Очень круто, когда ты делаешь то, что хочешь, и никто тебя не ограничивает в идеях, а наоборот — поддерживает твои решения.

– Ты различаешь грань между творчеством и бизнесом?
– Я больше творческий человек, но могу заниматься и бизнесом. Моё главное бизнес-правило: быстро фокусироваться, но также быстро переключать свое внимание и реагировать на изменения. В творчестве же наоборот — нужно расслабиться и погрузиться в процесс создания, не замечая что происходит вокруг. Сочетать в себе бизнесвумен и дизайнера непросто, но это важно, поэтому я стремлюсь к балансу этих двух аспектов.

– Чем ты занимаешься вне работы? Что делаешь, чтобы отключиться от рабочих процессов?
– Мир моды, к сожалению, бывает очень стрессовым. Поэтому, я занимаюсь йогой, стараюсь 3-4 раза в неделю посещать спортзал, хожу в бассейн. Много времени провожу со своими друзьями. Для вдохновения мы ходим на разные шоу, выставки, музеи, перформансы, смотрим современные фильмы – с этим в Нью-Йорке проблем нет.

– Расскажи о том, что тебя вдохновляет.
– Я очень люблю современные технологии. Когда что-то соприкасается с ними, будь то дизайн, искусство или танец, — это очень меня вдохновляет. Последнее, что меня впечатлило, – выставка Gerhard Richter с визуальными эффектами и музыкальным сопровождением. Это было потрясающе.

– Есть ли планы насчет собственного бренда?
– Да, я часто думаю об этом. Есть два направления, на которых мне хотелось бы сконцентрироваться. Первое – сценические костюмы. Это занятие для души. Второе – Smart Fashion – комфортная одежда для тех, кто больше задумывается о практичности, чем о дизайне.
Мне кажется, совсем скоро мода отойдет на второй план. Даже сейчас она утратила былую значимость, а люди больше сосредоточены на духовном, нежели на материальном. Сейчас важнее качество одежды, а не имя её дизайнера. Я очень хочу создавать одежду, не требовательную в уходе, работать с немнущимися, водонепроницаемыми и устойчивыми к загрязнениям материалами. За такой одеждой – будущее. Я думаю, мы уже чувствуем необходимость в такой одежде в сложившейся на сегодняшний день мировой ситуации из-за коронавируса. Уверена, нас ждут большие перемены, и в моде тоже.