A29A2729-1024x683

Евгения Гительман: “Мне нечего было терять, поэтому я не боялась действовать и добиваться своей цели”

С каждым днем йога становится всё более популярной по всему миру. И всё потому, что это не просто способ поддерживать себя в хорошей физической форме, но и ещё и духовная практика, которая помогает обрести внутреннюю гармонию. Благодаря этому, достаточно прибыльным бизнесом становятся йога-студии. Владелица двух таких студий в Нью-Йорке Евгения Гительман поделилась с нами секретами своего успеха и дала совет тем, кто хочет открыть свое дело, но пока не уверен, стоит ли.

– Жень, ты живешь в Америке достаточно давно. Расскажи, пожалуйста, как и откуда ты сюда переехала?

Раньше я жила в Москве. После того, как моя семья решила эмигрировать в Америку, мы жили 7-8 месяцев в Италии и Австрии. А после приземлились в Нью-Йорке. Скоро будет 29 лет, как мы здесь живем.

– Чем ты занималась, переехав в США?

Когда я приехала в Нью-Йорк, мне было 4 года. Я была совсем маленькой. Со временем я пошла здесь в школу. Потом поступила в Baruch College на экономиста. Мои родители очень хотели, чтобы я выбрала именно эту специальность. Они считали это хорошей и перспективной работой для девочки. Я училась и даже месяцев 6 проработала в офисе. Но я приходила домой вся в слезах, потому что чувствовала, что занимаюсь нелюбимым делом, которое не приносит мне никакого удовольствия и радости. В то время, мне не хватало смелости всё изменить, потому что я боялась подвести других людей. Кто-то в этой сфере конечно же находит свое счастье, но я не смогла это сделать. В итоге я всё-таки решила поменять свою специальность и колледж я уже закончила с дипломом по философии. Но что дальше с ним делать я конечно же не знала (смеется). Мне было лишь 24 года, когда мне пришла идея открыть свою студию для занятий йогой. На то время я уже два года, как окончила колледж. И знаешь, всё сразу начало получаться.

– Ты занималась йогой тогда или это была просто идея для бизнеса?

Да, конечно, я немного занималась йогой. Но на тот момент про неё я знала катастрофически мало. И как-то однажды я с девочками пошла в баню и там мы поняли, что в Южном Бруклине нет студии для занятий горячей йогой. И через пару дней у меня возникла мысль: “А почему это я не могу открыть свою студию йоги?”. Я поделилась свежей идеей со своими родителями. А они не приняли сказанное мной всерьез. Через неделю я пришла к ним и сказала, что нашла помещение. Тогда они действительно поняли, что я серьезно решила заняться этим направлением, и поддержали меня. Для меня поддержка родителей была очень важна. На подготовку к открытию первой студии ушло пол года. И 13 декабря 2010 года произошло долгожданное открытие.

– То есть тебе пришлось учиться бизнесу и управлению уже в процессе открытия студии? Ты узнавала как правильно всё делать методом проб и ошибок?

Да, мой папа в бизнесе и я вижу как ему сложно работать. А мне тогда вообще было 24 года и я ещё не полностью осознавала в какую сферу деятельности я попала. Но знаешь, что мне тогда молодой и неопытной помогло? Мне нечего было терять, поэтому я не боялась действовать и добиваться своей цели.

– Сейчас ты занимаешься йогой? Или ты, как говорится, “сапожник без сапог”?

Время найти очень сложно, но да, я занимаюсь йогой и сама преподаю классы, когда выпадает возможность, или нужна подмена инструктору. Я очень люблю это делать!

– А для тебя преподавание – просто работа или хобби?

Для меня это мое призвание. Я вообще считаю, что каждый должен делать то, что любит. Потому что на работе мы проводим большую часть своей жизни. Мне нравится вести уроки и меня вдохновляет то, что люди хотят приходить именно ко мне на занятия. И к тому же, я люблю заниматься бизнесом. Эти два аспекта очень гармонично слились воедино в моей профессии.

– Как лучше заниматься: в группе или самостоятельно?

Всё зависит от человека. Кому-то комфортнее заниматься в группе, кому-то самостоятельно. Это не важно. Главное заниматься, заниматься и ещё раз заниматься спортом. Единственное что я советую – это не тренироваться со своими друзьями. Они только отвлекают и нужно подстраиваться под их расписание, что иногда приводит к пропускам занятий.

– Скажи, насколько важен внутренний аспект в йоге?

Очень важен. Я постоянно говорю, что если мы хотим просто дать своему телу физическую нагрузку, – можно пойти на гимнастику или в спортзал. А йога – означает объединение. В йоге мы объединяем дыхание, разум и тело. И важно в повседневной жизни вспоминать то, о чем мы говорим на занятиях по йоге. Все приходят на них по разным причинам. Кто-то приходит из-за того что у них в жизни случилось горе, а кто-то, – потому что смог стать счастливым и хочет духовно развиваться.

– Расскажи о своём ритме жизни и что, помимо йоги, помогает тебе оставаться в хорошей физической форме?

Я люблю в хорошую погоду кататься на велосипеде. Также стараюсь следить за своим питанием. Думаю, что очень важно найти тот вид спорта или активности, который действительно нравится. Тренировки должны приносить не страдания и мучения, а радость и удовольствие.

– Ты уже рассказала нам о том, как ты открывала первую студию. И вот недавно ты открыла вторую, с чем мы тебя искренне поздравляем! Хочется узнать, как проходило открытие и подготовка к нему. Было легче, чем в первый раз?

Ох, как я надеялась что будет легче! Но не тут то было (улыбается). На самом деле, было тяжелее, чем в первый раз. Мы зашли в студию, которая работала много лет. И люди туда ходили для того, чтобы заниматься конкретным видом йоги. У прежнего владельца было специфическое отношение к людям, которые посещали его студию. Его позиция была следующая: “Что-то не нравится? Идите в другое место”. И нам сейчас очень сложно убедить людей в том, что владелец поменялся и атмосфера в новом месте – совершенно другая.

– Я тоже думала об этом, ведь вторая студия находится совершенно в другом районе, где большая конкуренция и люди там немного другие. Какие ты отличия ещё видишь в ведении бизнеса в Вильямсбурге и в Шипсхед-Бей?

На Шипсхед-Бей люди здесь локальные – они и живут в этом районе, здесь же и проводят время. Хотя, и малый бизнес здесь развит. А в Вильямсбурге по-другому: люди приезжают домой только переночевать, а работают в основном в Манхеттене. Там есть клиенты из других стран, например – из Лондона. Они приезжают сюда на определенный период времени поработать. Поэтому там труднее найти клиентов, которые бы постоянно ходили на занятия, но они есть. Мы находимся в восточном Вильямсбурге и в этой части района у нас тоже вообще нет конкуренции. Как-то Вселенная помогает мне держаться на плаву и быть успешной.

– На сколько трудно владельцу бизнеса создать себе идеальную команду? Сложно ли искать инструкторов, в которых ты будешь на сто процентов уверена?

Это самое сложное. Но я стараюсь относиться к своим инструкторам, как к своей семье. И они знают об этом и чувствуют это. Это очень важно. Наши отношения строятся на понимании и доверии, поэтому атмосфера в коллективе всегда прекрасная!

– Какие преимущества есть у собственного бизнеса по сравнению с работой на кого-то?

Иметь свой бизнес – это точно не для всех. Но мне нравится то, что я помогаю людям, которые приходят в студию со своими проблемами. Очень приятно потом слышать слова благодарности от клиентов, которые после йоги уходят домой с совершенно другим отношением к жизни и проблемам. Мы даже делаем бесплатные пляжные занятия по йоге иногда. Потому что для меня самое важное то, что благодаря нашим занятиям люди имеют возможность хотя бы на час забыть о своих проблемах, и о том, насколько у них был трудный день.

– Дай несколько советов тем, кто хочет открыть свой бизнес. Стоит ли рисковать?

Иметь свой бизнес – это страшно. И бояться абсолютно нормально. Нужно переступить через страх и настойчиво идти к своей цели. Когда у меня проблемы, я начинаю искать решение проблемы, а не опускаю руки. Будет много стрессовых моментов. Но ты должен любить то, что ты делаешь. В этом весь смысл. И нужно быть готовым работать 24/7.

– У тебя есть какие-то увлечения?

Я очень люблю Нью-Йорк. Мне нравится гулять по своему городу и посещать разные музеи или выставки. Для меня это – хобби. И я безумно счастлива, что мне повезло здесь жить.

– Ты ездила в Россию хоть раз после того, как переехала в Америку?

Когда-то мы поехали с родителями туда. Я даже просила их показать дом, в котором мы жили. Это было лет 12-13 назад. Близких родственников у нас не осталось там. Самые родные со временем переехали тоже в Америку.

– Какие у тебя впечатления остались после этой поездки?

Хм…честно говоря, я разочаровалась в людях. В Москве мне не хватало какой-то теплоты от них. Все вокруг ходят грустные и никогда не улыбаются. Когда меня спрашивают откуда я, то говорю что из Москвы. Но побывав в родном городе, я всё- таки поняла, что я – из Нью-Йорка.

– Ты действительно веришь в то, что стоит переезжать в Нью-Йорк? Можешь ли ты подтвердить то, что здесь больше перспектив, чем в странах СНГ?

Моей маме было 25, а папе – 27 лет, когда они переехали в Америку. Они не знали даже языка и им было очень сложно. Но родителям удалось справиться со всеми трудностями, потому что они хотели лучшую жизнь для себя и своего ребенка. За это я их очень сильно уважаю. И потому считаю, что нужно делать то, от чего ты чувствуешь себя счастливым и что сделает твою жизнь, и жизнь твоих близких лучше.

Yoga Studio: Hot Spot
Photographer: Anna Racota